Проект портала
Белорусы на фоне домотканых ковров: проект VEHA собрал уникальную коллекцию семейных фото

«Найлепшы бок» — так будет называться альбом послевоенных семейных фотографий белорусов. Книга станет итогом года работы проекта VEHA. Его руководитель Леся Пчелка показала нам собранные ими по всей стране «карточки». На некоторых из них — истинные шедевры.

«НН»: Немного предыстории для тех, кто не в курсе вашей деятельности. Расскажите, с чего начался интерес к изучению архивных фотографий? Как был организован проект VEHA?

— Я давно работаю с фотографией как художница, для меня это не только важный инструмент для сохранения информации, но и способ диалога. Кроме этого, у меня есть большой опыт работы с социальными проектами. Это позволило мне осознать проблемы, которые сегодня существуют в Беларуси, и чего не хватает нашему обществу.

Леся Пчелка.

Проект VEHA — это симбиоз культурного и социального. Важно помнить историю ХХ века, а лучший способ рассказать человеку о политическом и культурном прошлом, на мой взгляд, как раз таки через личную историю семьи. Поэтому основная задача проекта — сохранение семейных архивов, актуализация этой недооцененной в обществе темы.

Сегодня мы все меньше интересуемся тем, что происходило с нашими бабушками и дедушками в их молодости. Их истории, которые раньше были очень ценными и передавались из поколение в поколение, постепенно исчезают. Семейные альбомы закидываются на антресоли и вывозятся на дачи, где они покрываются плесенью и погибают. Тем не менее, фотографии из архивов могут быть полезны для формирования культуры семейных отношений.

1952—1953 гг., д. Конюхи Пинского района Брестской области. Муж Валентины Марвенюк с друзьями.

«НН»: Как происходит процесс сбора фотоснимков? Насколько охотно белорусы отдают вам свои семейные фотографии?

— В первый год работы VEHA мы не почувствовали особого ажиотажа, с которым белорусы бы отправляли нам свои фотографии. Поэтому начали просить друзей и знакомых поделиться снимками своей семьи, направляли запросы в исторические и этнографические музеи. Откликнулись Белорусский архив устной истории и Глубокский историко-этнографический музей. Работая над новой коллекцией «Свадебный венок», мы активно, через СМИ и социальные сети, призывали людей присылать нам свои снимки. И ситуация кардинально изменилась: за год мы собрали около 170 фото из 54 уникальных семейных архивов, которые станут основой для экспозиции новой выставки в рамках фестиваля «Месяц фотографии в Минске». Так мы поняли, что эта тема действительно интересна белорусам и ее надо развивать.

Каждый год мы будем выбирать одну из тем, которая объединит фотоснимки семейных архивов из всех регионов Беларуси.

В следующем году, например, будем собирать снимки людей с музыкальными инструментами. Особое внимание мы уделяем фотографиям середины ХХ века, ведь именно этот период является наименее задокументированным: многие архивы были утеряны в войну и в период репрессий.

К процессу создания коллекций мы привлекали этнографа и исследовательницу визуальной культуры. Так книга «Найлепшы бок» приобретает научную ценность.

1945—1950 гг., Глубокое Витебской области. Галина Киенок. Архив Глубокского историко-этнографического музея.

«НН»: Как часто белорусы обращаются к вам за помощью в составлении родословных? С какими самыми серьезными трудностями вы сталкивались в этой работе?

— Мы не занимаемся генеалогией и составлением родословных, а скорее создаем фундамент для их изучения. Боль испытываешь, сталкиваясь с незнанием многими людьми элементарных вещей из прошлого своей семьи, например, когда не знают девичью фамилию бабушки.

«НН»: Многие, кто рассматривал фотоснимки проекта «Найлепшы бок», отмечали, что белорусы на них выглядят стильными и аккуратными, как вы думаете, почему сейчас в деревнях не так?

— Дело даже не в белорусах, а в проблеме современного обесценивания момента фотосъемки. Раньше к этому относились значительно серьезнее. Мало кто представлял себе, что перед объективом можно предстать лохматым или неопрятно одетым. Съемка была целым ритуалом. Чаще всего, у людей того периода были только один-два снимка за всю жизнь. В этом и есть принципиальное отличие архивных коллекций от современных фотографий: сегодня люди каждый день находятся в окружении сотен изображений, поэтому больше не придают значения их ценности.

Скорее всего, наши предки за всю жизнь просматривали столько фотографий, сколько мы видим за день в инстаграме.

«НН»: Сами вы отмечаете, что белорусы любили фотографироваться на фоне растянутых домотканых ковров, откуда эта традиция и как долго она продолжалась?

— Прежде всего, это аллюзия на студийную съемку, которая была доступна только городским жителям. Для сельчан домотканый ковер был одной из самых красивых вещей доме, являлся своеобразным посланием соткавшей его женщины, отражением ее идеалов.

1955 г. Глубокое Витебской области. Семья Федора Кучинского. Архив Глубокского историко-этнографического музея.

Ну, и конечно не стоит думать, что фотографироваться на фоне «килимов» — некое белорусское ноу-хау. Традиция такой фотосъемки имеется почти у всех народов. Особенность лишь в типе ковра как отдельного элемента культуры.

«НН»: Над чем вы работаете еще?

— Сейчас наша главная цель — это издание книги. Как красивый финал целого года работы над коллекцией. Мы действительно прошли большой путь. Он начался с организации выставки архивных фотографий в сентябре 2017 года. Впоследствии мы продолжали сбор тематических снимков, сотрудничали с коллекционерами и даже организовали тематическую фотосъемку. Весной 2018 года проект #найлепшыбок был удостоен премии Бюро месяца фотографии в номинации «Выставка / проект года». Сейчас в коллекции уже более 160 фотоснимков. Поэтому мы и хотим оформить их отдельным изданием. Ведь цифровой формат иллюзорный. Книга же как материальный объект гораздо значительнее и может передаваться поколениями.

Анна Бунделева и Леся Пчелка.

Краудфандинговая кампания завершилась успешно, люди нас поддержали. И теперь мы продолжим проводить этнографические, исторические и визуальные исследования фотографий, собирать и публиковать тематические коллекции.

На пороге церкви в Василевичах, Речицкий р-н., на фото семья Белых. На обороте надпись "В день нашего счастливого дня, 1946 г.". Из семейного архива Александр Никитина. . #дзявочывечар #veha "Для меня это фото овеяно невероятной теплотой и важностью происходящего. Очень интересно, что невеста с этой фотографии Белая Екатерина Савельевна, 1923 года рождения, ещё жива. Мне удалось с ней познакомится. Между женихом и невестой стоит так называемая "свецілка", на эту "должность" выбирали (сейчас будет сложно) ДОЧКУ СЕСТРЫ ЖЕНИХА, причем незамужнюю. "Свецілка" весь вечер держала венчальные свечи и смотрела за выполнением свадебного обряда. . Мы о многом беседовали с Екатериной Савельевной и я очень ценю дружбу с ней. Однажды я увидел у неё обручальное кольцо и спросил: - Баб Кать, а вот кольцо обручальное чего храните? - А як жа мой хазяін (муж) меня на тым свеце найдзе?! Я ж яму адзела, і себе на той свет адзену. Там і павідзімся. . Со своим мужем Павлом они прожили прекрасную семейную жизнь, и интересно, что только смерть разлучила их. Редкий случай для 21 века не правда ли?) Лично для меня это просто идеальный пример семейной жизни и семейного счастья". (c)

Публикация от VEHA (@veha.blog)

Nina.nn.by

СПЕЦПРОЕКТ0 материалов